ribalca-100.jpg Мне очень нравилось ходить куда-нибудь. Дома всегда работа, а так и при деле и работать не нужно. Одним из самых любимых занятий была рыбалка. Есть выражение - охота пуще неволи. Стремление поймать рыбку, тоже иногда выходит за пределы стандартных представлений о рыбалке.   

Если шёл за тобой, как в бой

В школе у меня был друг, Санька. Один из лучших учеников, спортсмен, заводила. У него всегда было много друзей, часто ездил то на соревнования, то с родителями куда-то. Как-то подходит он ко мне и просит взять с собой на рыбалку, а то ни разу не был.  Я изумился. Рыбалка для многих дело обыденное, а Санька, везде первый, а на рыбалке не был. Не порядок. Нужно исправить. К делу я подошёл основательно, как оказалось излишне.

Мест для рыбалки было много, однако, своего друга я решил отвести в одно их лучших мест. В плане теоретического объёма улова. Это было главным при выборе места. О том, что друг впервые в пеший поход идёт, я не подумал. Пару раз на рыбалку в одно рыбное место, меня водил мой двоюродный брат, который был в два раза старше меня.

Дорога достаточно простая. По лесной дороге до сопки. Далее по дуге к заветному месту. Почему по дуге? Так болота там. Прямо не пройти.

Сказано, сделано. Добраться до места планировали к вечеру, так было и раньше. Сели мы на велосипеды и поехали. Но здесь закавыка вышла. Санька был спортсменом, вопросов нет. Однако велосипед не был его пристрастием. Волейбол, футбол, даже бильярд, но не велосипед. Ездить он умел и неплохо, но не долго. В магазин, на футбольное поле, это легко. Здесь тоже не так и много. Пару км. по трассе, 8 км. до одной деревни, 6 до другой, а потом несколько км. по лесной дороге. Правда, на велосипеде ещё удочки, на спине рюкзак. Рюкзак объёмный, ведь едем с ночёвкой. В общем, Санька всего один раз штаниной за цепь зацепился, упал не сильно. Вот удилища рулить мешали, так из-за них Санька два раза терял управление, но только один раз мы останавливались. Санька потёр синяки, остановил кровотечение, отряхнулся от пыли и всё, правда, хромал немного. Несколько дней. Видя его грустного, довольно пыльного и помятого я предложил поехать обратно. Вопрос отпал сразу после того, как на моё предложение Санька едва слышно спросил:

- А как же рыбалка?

Поехали мы дальше, правда перед этим пришлось с велосипедом повозиться, и видимо долго. Здесь Санька проявил дюжую смекалку. Увидев поломку, я решил, что нам точно нужно двигаться по направлению к дому, причём пешком. Но Александр, движимый жаждой предстоящей рыбалки, практически без инструментов, используя пару булыжников и деревяшку, вместо металлической шпильки превратил велосипед из груды металла в средство передвижения.

Добрались мы до сопки, замаскировали в лесу свои велосипеды и перед отправлением, как это делали все, остановились, чтобы посмотреть на место дальнейшего маршрута. Впереди огромная площадь приханкайской неизменности. Отсюда и до горизонта. Справа, слева и прямо озерки, болотца, камыши, сенокосы, вдали лента реки. Красота.

Солнце светило нам в лицо, прямо за местом нашего дальнейшего передвижения, а путь лежал на запад. Если короче, то уже был вечер. Я четко знал, что идти предстоит по болоту. Вода иногда была выше колен. Спать мокрым не очень-то хотелось. Я спросил об этом Саньку. Он ответил:

- А как же вечерний клёв?

Мы отправились. В принципе, идти не так и долго. Если идти в правильном направлении. Но толи я не точно помнил маршрут, толи в сумерках взял не те ориентиры, но получилось так, как получилось. Я шёл впереди, Санька за мной. Он слегка хромал, поэтому отставал. Удилища были красивые. Длинные, тонкие, прямые, но за них постоянно цеплялись камыши. Они сильно снижали скорость нашего перемещения. Пришлось постоянно искать такой путь, чтобы камыши не мешали, а они всё время в массовом порядке росли слева. Это, видимо и стало причиной того, что в нужное время, да и много позднее мы не пришли к месту. Уже темнело. Нужно что-то делать. Благо впереди мы увидели костёр. Стан косарей. Сзади сопка. Там сухо, полно дров, можно обсушиться. Я честно сообщил обо всём Саньке, мол, Сусанин я, но есть два варианта, можем вернуться, можем напроситься к костру косарей. Санька спросил о том много ли мы прошли и откуда ближе до места рыбалки, от сопки или от стана. Расстояние от стана до места было в три раза меньше, чем от сопки. Если по прямой. Маршрут определился после вопроса Саньки:

- А на утренний клёв мы успеем?

Косари приняли нас радушно, ни мало не удивившись, что из болота к ним вышли двое с удочками. Видимо мы были далеко не первыми. Ловить там было негде, поэтому мы воспользовались случаем, настелили себе на деревянные настилы сена и под треск костра, ржание лошадей и хоры неугомонного пения лягух хорошо выспались. Утром нас накормили ухой. Санька ел уху отрешённо, видимо, весь был погружён в грёзы, мечтая, как будет угощать родителей ухой из рыбы, которую он поймал. Я хотел пойти чуть позднее, когда спадёт роса, но Санька спросил:

- А вдруг кто-то наше место займет?

Да, по прямой дороге там было совсем недалеко. Если бы была там эта дорога. Или хотя бы озеро оказалось не напрямую соединено с рекой. Мы, несомненно, успели бы на утренний клёв. Дым от костра косарей был ещё виден, когда на нас не осталось ничего сухого, капель шла даже из рюкзаков.

Продолжение следует. Не успел за один раз рассказать обо всём.

Андрей.

Расскажи о счастье своём!

Оцените публикацию:   
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...