v-k-100.jpg Владивосток издавна был океанскими воротами России, выходом ее в мировое пространство, российским форпостом на ее восточных рубежах. 

Слово о Владивостоке

Часть 1. Владивосток вчера.

В свои первые шестьдесят лет город был и купцом и защитником востока России, сюда ходили испанские каравеллы, португальские бриги и английские фрегаты. Как говорил в те времена (1913) норвежский полярный исследователь Фритьоф Нансен "Важнейшим городом на русском Дальнем Востоке, бесспорно, является город, именующийся Владивостоком. После падения Порт-Артура он - база русской силы и влияния на Тихом Океане и, может быть, в недалеком будущем станет фокусом важных мировых событий... Отличная гавань делает из Владивостока и важный торговый пункт...".

Г. Владивосток внес важную лепту в ход Второй мировой войны и, таким образом, ход всей мировой истории. Дело в том, что Япония планировала вступить во Вторую мировую войну нападением на СССР, а именно на г. Владивосток. Однако, выяснив при помощи разведки, что представляют собой укрепления, в частности крепость, и иные оборонные  возможности города, японское командование изменило свои планы и императорский флот атаковал американскую базу Перл-Харбор. Одним из документов, подтверждающим данный факт, является телеграмма Риббентропа послу Отту из Берлина от 15 мая 1942 г. в Токио в ответ на телеграмму от 6 мая: "1. Если японские данные о русских вооруженных силах в Сибири точны, и она способна справиться с сопротивлением русских во Владивостоке и проникнуть в Сибирь в направлении озера Байкал, то такая операция будет иметь очень большое значение для страны. 2. Если Япония не располагает достаточными силами для успешного проведения подобной операции, то, естественно, ей лучше поддерживать нейтральные отношения с Советской Россией".

О владивостокской крепости и роли города во второй мировой войне можно писать очень много, но остановимся на этом.

Часть 2. Немного ранее.

О том, как строился Владивосток написано много. В данной книге особо следует подчеркнуть роль иностранцев в этом деле.  Из различных источников и, прежде всего из статьи А. Амурского "Как иностранцы помогали обустраивать далекую окраину России" мы можем увидеть, что как только русские пришли в Приморье и Приамурье, сразу же встал вопрос о том, как благоустроить этот огромный регион.

Генерал-губернатор Восточной Сибири граф Н.Н. Муравьев - Амурский побывал впервые в Приморье в 1858 г. Это произошло сразу же после заключения Айгунского договора, по которому Россия получила весьма лакомый кусок территории, острием вошедший в сферы влияния Китая, Кореи и Японии. Поэтому-то Николай Николаевич и предложил как можно быстрее начать освоение Посьета и Владивостока, основных русских портов в Японском море. Обильный поток денег из государственной казны помогал решать только оборонные задачи. Для строительства школ, больниц и всего того, что мы нынче называем инфраструктурой, нужен был частный капитал, и он вскоре появился, так как предприниматели - как российские, так и иностранные - не на шутку заинтересовались перспективным районом.

Первые иностранные предприниматели прежде всего хотели вложить деньги в разработку полезных ископаемых, рыбную отрасль и прокладку дорог. Правительство же в те годы не поощряло участие в этом иностранцев, так как Приморье и Приамурье считались стратегическими районами для России, в которых нежелательна деятельность иностранного капитала. Несмотря на это, коммерсанты из других стран все же потянулись в Приморье.

Богатых и известных предпринимателей было много во Владивостоке. До сих пор красуется в центре города здание торгового дома Кунста и Альберса (государственный универсальный магазин, ГУМ), который был основан благодаря немецкому капиталу. Расцвет компании связан с именем Адольфа Васильевича Даттана. Он начинал работу в купеческой лавке в Гамбурге, откуда хотел уехать в Южную Америку, но встретился с Густавом Альберсом, который поручил ему сопровождать груз в Китай и Приморье.

После этого Даттан осел во Владивостоке, а 5 декабря 1886 г. стал гражданином Российской империи. За полгода до этого он был причислен вместе с женой к Владивостокскому  купеческому  собранию.

А.В. Даттан был директором Владивостокского попечительного о тюрьмах комитета, почетным попечителем Владивостокской мужской гимназии, гласным Думы Владивостока, выдвигался на должность городского головы. Он имел много наград, в том числе золотые медали "За усердие" на Станиславовской, Владимирской и Андреевской лентах, ордена Святого Станислава 3-й степени, Св. Анны 3-й степени, а также золотое кольцо с драгоценными камнями, которое вручил ему цесаревич Николай во время приезда во Владивосток.

Предприниматель безвозмездно передал Владивостоку участок земли с условием строительства на нем женской прогимназии. Чертеж был также предоставлен дарителем. Чуть позднее А.В. Даттан выделил на постройку прогимназии и беспроцентную ссуду в 200 000 р.

Достойным конкурентом компании Кунста и Альберса была фирма "Чурин и К", в которую был вложен французский капитал. Чурин построил в 1890 г. во Владивостоке на Светланской улице свой универсальный магазин, а затем множество других объектов.

На деньги из Германии в 1875 г. был основан торговый дом "Иоганн Лангелитье". Его основатель и владелец, купец 1-й гильдии Иван (Иоганн) Михайлович Лан-гелитье был уроженцем Гамбурга. Во Владивосток он переехал из Николаевска-на-Амуре. В ноябре 1889 г. И.М. Лангелитье вместе с женой Еленой приняли российское гражданство.

Достойно был представлен во Владивостоке и английский капитал. Однажды выходец с Британских островов Г.Ф.Демби, зафрахтовав небольшую шхуну, отправил ее из Китая на промысел в русские воды. Вскоре и сам Георг Демби приехал во Владивосток, решив осесть в юном городе, насчитывающем в то время несколько сотен жителей. Он купил землю и построил два дома, выходившие фасадами на Светланскую и Китайскую улицы. Предприниматель решил заняться добычей морепродуктов. Купив парусное суденышко "Алеут", Демби отправился на нем на Сахалин, у берегов которого было много морской капусты. Вскоре Георг близко сошелся с купцом Я.Л. Семеновым, который считался признанным знатоком промысла ламинарии в Приморье. Яков Лазаревич предложил предприимчивому англичанину организовать общее дело.

Так и возникла в 1877 г. знаменитая фирма "Семенов и К". "Я пробыл на Сахалине около восьми лет, - свидетельствует Демби, - прежде чем дело приняло значительные размеры...".

На Сахалине Демби довелось познакомиться с А.П.Чеховым. Писатель отмечал в своей книге "Сахалин":  "делом заведует шотландец Демби, уже немолодой и, по-видимому, знающий человек. Он имеет собственный дом в Нагасаки в Японии, и когда я, познакомившись с ним, сказал ему, что, вероятно, буду осенью в Японии, то он любезно предложил мне остановиться у него в доме".

Деловая сметка и инициатива Г.Ф. Демби, который вместе с сыновьями, продолжившими его бизнес, также принял русское подданство, приносили неплохие плоды.

Как уже понял читатель, большинство удачливых иностранных коммерсантов предпочитали принимать российское гражданство. С одной стороны, это сулило большие льготы. С другой, и это главное, многие иностранные предприниматели настолько сжились с Россией, что уже не мыслили без нее жизни. Вот еще один пример.

Владелец большинства бань во Владивостоке Даниил Александрович Амарандос был турецким подданным. До сих пор цела его баня на бывшей Миллионке. Старожил Владивостока умер 11 декабря 1899 г., а на следующий год его посмертно (документы были отправлены раньше) приняли в российское подданство вместе с дочерью Марией, которая училась в греческом институте в Константинополе.

На деньги европейских коммерсантов существовала фирма Бринеров. Юлиус, или, как его называли в России, Юлий Иванович Бринер, родился в 1849 г. в небольшой деревушке Мурикин, что в 30 милях от Цюриха. Выучившись, юноша сменил белоснежные Альпы на знойный Шанхай, где занялся торговлей шелком. Из Китая молодой коммерсант переехал в Приморье. С 1880 г. купец первой гильдии Ю.И. Бринер входил в первую пятерку дальневосточных коммерсантов. 1891 год, переломный в жизни всего Дальнего Востока благодаря закладке Транссибирской магистрали, стал знаковым и для Юлия Бринера.

За три месяца до знаменательного события он основал вместе с предпринимателем А.Н. Кузнецовым новую компанию, которая должна была заниматься стивидорными работами в порту, хранением грузов на складах и отправкой их адресатам. Дела быстро пошли в гору. Точность и обязательность выгодно отличали компанию "Бринер, Кузнецов и К" от конкурентов. Вскоре фирма занялась и земельными операциями во Владивостоке, быстро построив несколько домов, ставших украшением города.

После прихода во Владивосток Красной армии Торговый дом Бринеров продолжал работать, не сокращая объема коммерческих операций.

Справочник "Весь деловой и торговый Владивосток" за 1924 г. сообщал, что Бринеры и компаньоны имели верфь на мысе Чуркина и собственные дома во Владивостоке по улицам Федоровской, №№ 3 и 8, Алеутской, № 15 (ныне здание Дальневосточного морского пароходства), Светланской, № 55/1, Васильковской, № 13 и небольшой дом в пригороде. Предчувствуя, что отношения с новыми властями не сложатся, вся семья Бринеров и их компаньоны бежали в Манчжурию, где фирма продолжила работу.

Это лишь малая толика фактов участия иностранного капитала в строительстве Владивостока. Можно приводить еще массу примеров, прежде всего участия китайцев в освоение города, но главную мысль, надеюсь, мне удалось высказать - Владивосток изначально интернациональный город.

Далее на следующей странице.

Оцените публикацию:   
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...